Мидас 2.0

Когда Дионис предложил Мидасу любой дар, какой тот пожелает, то Мидас не нашёл ничего лучше, как попросить, чтобы всё, к чему он ни прикоснётся, обращалось в чистое блестящее золото, и это пожелание было тотчас же исполнено Дионисом. Мидас решил испытать свой дар: он коснулся ветви дуба, и она стала золотой; он взял камень, и произошло то же самое. Когда Мидас вернулся ко двору, он приказал приготовить пир в честь своего нового дара. Но, когда он взялся за еду и питьё, они тоже превратились в золото, отчего он не мог ни есть ни пить.

В романе Булгакова Воланд показывал представление в театре Варьете, где людям сыпались деньги на голову, а женщинам предлагалось одеться в модных магазинах. После окончания шоу – деньги превратились в бумагу, а люди были голые.

Пророчества же ведь?

Фотография

Фотография вначале была чудом. Потом появилось искусство фотографии. Умение найти момент, кадр, композицию, превратить замысел в отпечаток, который проявляется на фотобумаге. У людей рос спрос на фотографирование. Люди начали покупать “мыльницы” и фотографировать себя любимых, а не что-то, что интересно посмотреть остальным. Потом появилась цифровая фотография. А потом фотоаппарат стал неотъемлемым атрибутом каждого телефона. Мы теперь фотографируем еду! Мало того, что фотографируем, так заставляем на нее смотреть окружающих! Фотографирование пейзажей с закатом или какой-то архитектурной достопримечательности уже – пошлость. А тут – мороженое или салатик. Мы счастливы оттого, что увидели нечто, что другой человек планировал, чтобы мы именно так увидели. вторичность от вторичности. И ничего в итоге. Миллионы людей решают стать фотографами и покупают цифровую технику за сумасшедшие деньги. Если раньше мир был полон хороших фотографий, то теперь, даже если хороших фотографий стало больше, их найти и увидеть вообще невозможно. 99% всего снятого в “художественных целях”- откровенная пошлость и банальщина. Мы захотели фотографий? Мы получили бумажки вместо денег. Ну или по-другому, мы создаем визуальную ценность из еды, вместо того, чтобы ее просто съесть. Фотография мертва.

Музыка

Музыка. Раньше существовали серьезные фильтры для артистов, которые желали получить доступ к публике. Огромные транзакционные издержки. Критики и эксперты, нанимаемые фирмами звукозаписи или чиновники от цензуры в тоталитарных странах. До наших ушей доходила более качественная музыка. И, главное, мы могли открыть для себя мир музыки из соседней страны. Такой же качественной или даже лучше. Музыка в каждой стране развивалась по своему, в своем контексте и дарила приятные открытия тем, кто ее обнаруживал. Мы открывали для себя итальянскую попсу и французский шансон. Мы восхищались британскими рок группами или американскими мюзиклами. Мы хотели больше музыки. Мы снова пожадничали. Музыку стали штамповать. Сократившиеся транзакционные издержки вывели на сцену бездарности с деньгами, “проекты”, которые “раскручивают”. Миллионы типа реперов делают типа музыку. В мире полно талантливых исполнителей, но их невидно и не слышно на фоне лавины шлака, универсального для всего мира. Исчезают ниши и заповедники, где могла бы возникнуть самобытная музыка, стираются контекстуальные границы. Да, теперь каждый может сделать себе ютуб канал и петь в него. Или тикток. И что? 99% всего, что там будет – будет шлаком. То, что было бы отсеяно еще на школьном конкурсе. И, если кто-то еще и мог бы что-то новое сочинить, то он неспособен оторваться от навязанного универсального контекста. Хороший автомобильный дизайнер должен расти и вырасти в Италии, чтобы воспитываться в окружении правильной архитектуры и форм. Дизайнер, выросший в Южном Бутово, просто не будет обладать нужной разрешающей способностью, чтобы создать прекрасное. Так откуда теперь возьмутся новые хорошие музыканты и композиторы, если они будут воспитываться на универсальном шлаке, льющегося из нам в уши из каждого утюга? Музыка мертва.

Дружба

Да-да, я напишу, что и дружба мертва. И не только потому, что появились соц.сети с фальшивыми друзьями. Не только потому, что дети перестали играть со сверстниками во дворах, а проводят время, уткнувшись носом в экран, не только потому, что и не труп, а даже шкаф помочь вынести некому. А еще и потому, что друзей из нашей головы просто вытеснили.

Средства массовой информации и маркетологи заменил нам живое общение. “Ячейки памяти”, предназначенные для близких людей заняты политиками и брендами. “Ячейки памяти”, о которых я написал, это – количество людей, которые может удержать в памяти наш мозг. И это число ограничено. Это ограничение называется числом Данбара. У волков, в зависимости от конкретной особи, это число равняется где-то 20. У людей, где-то 200.

И мы начинаем думать не о людях, а о марках машин, считая, что у автомобильных брендов есть репутация и мы способны предугадать поведение автомобиля по шильдику на багажнике.

Мы судим о живых людях по марке телефона у них в руках. Мы глотаем конфетку новостей или кино и нам в голову испражняются политики и артисты. Они заняли так необходимые нам ячейки памяти.

Вы смотрите телевизор? Вы читаете новости? А ведь стоит потратить это время на то, чтобы сделать что-то вкусное, позвонить в дверь соседу и угостить его. Это же намного важнее и намного полезнее! Миллионы людей жалуются на одиночество, будучи, по факту, окруженными такими же людьми как они. В большинстве случаев – хорошими людьми. Но мы предпочитаем остаться одинокими и жаловаться на свое одиночество.

Но мы уже и не можем приять в себя реальных людей, потому что место в мозгу занято Louis Vuitton или Владимиром Путиным. И люди, когда встречаются и общаются, они все меньше говорят о реальных общих знакомых, а проводят время в разговорах о мнимых общих знакомых: от Илона Маска до Аллы Пугачевой. Дружба умерла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.