Коллективизм?

 

Откуда у нас вообще возник термин “коллективизм”? От верблюда. Вернее, от коммунистической идеологии. Коллективизм – миф и менеджеры компаний, которые рассчитывают на коллективизм, на мифический “командный дух”, рассчитывают на миф. Ряд менеджеров даже может наблюдать такой “командный дух”. Ага. Со своей колокольни, забывая о том, что сотрудники покажут менеджеру то, что тот хочет видеть. 

Был у меня пример. Менеджер рассказывает “У меня – команда!” У меня ни от кого нет секретов и я с каждым обсуждаю проблемы компании. И мы все – как один и один за всех и все за одного! Ахха. Расспрашиваешь “каждого” отдельно от шефа, так его точка зрения – совершенно не та, которую он высказывал в присутствии шефа. Кто ж с шефом будет спорить. Если шеф верит в чудеса, то будем чудеса показывать, а всю игру спрячем поглубже под ковер, так как все знают, что шеф не любит эгоистов.

Так вот. Пройдемся по мифу катком. Начнем с девиза про “один за всех”. Это – мол, пример коллективизма! Разве? А, может, просто, ребятам вчетвером было удобнее защищать друг друга? То есть, у каждого была своя индивидуальная цель – выжить, а чтобы цель была достижимее – прикрыть спину тому, кто прикрывает спину тебе. Но, оставим пока людей и посмотрим на корни того социума, в котором мы живем. А корни у нас растут из стада павианов.

Если бы мы хотели продемонстрировать яркий контр-пример альтруизму, то лучшей демонстрации, чем постоянно грызущееся в борьбе за иерархию, самок и банан, стадо, найти было бы трудно. Однако, павианы все-таки в стадо сбились, а не живут поодиночке. Почему же так происходит? Точно также – идея коллективной безопасности, основанная на вероятностях.

Вот, скажем, есть у нас один павиан. И есть голодный лев. Лев подкрадывается к павиану сзади и съедает его. Исход встречи – вероятность смерти для павиана – около 100%

А если у нас есть два павиана? Вероятность падает в два раза. Уже 50%. Стоит держаться рядом с кем-то, после этого.
Если в стаде 20 особей, то вероятность не выжить уже всего 5% – можно жить. К тому же, со спины уже не подкрадешься – есть глаза, направленные во все стороны. Отсюда, кстати, растут корни человеческого конформизма – куда все, туда и я. Отсюда – синдром толпы в момент опасности – “куда все”.

Красивой иллюстрацией такого подхода служит скорость, с которой бежит по прерии стадо бизонов или зебр. Они всегда бегут со скоростью самого слабого члена стада. Альтруисты-коллективисты, не желающие бросать собрата? Ага, щаз. Простой эгоистичный расчет – мне не надо бежать быстро. мне надо бежать чуть-чуть быстрее слабейшего и тогда хищник догонит раньше его, а не меня. Бег со скоростью слабейшего – простой беспринципный экономический расчет. Отсюда, кстати и мерило эффективности сотрудников компании. Люди будут работать не на полную отдачу, а просто чуть лучше слабейшего. Все равно уволят сначала слабейшего. Это, конечно, если люди хотят сохранить рабочее место, а не добиться результата. Хотите более эффективной работы – увольте слабого, который, по-сути, ложка дегтя, а не наймите сильного 🙂

Однако, копытные, в отличие от нас более гуманны. У них меньше развита внутривидовая конкуренция. Они не сильно воспринимают соседа по стаду, как своего конкурента, если не сезон гона. Травы хватит на всех. У людей, в отсутствии хищников, внутривидовая конкуренция обострена до предела. Откуда вообще тут взяться коллективизму.

Третий фактор – социальный. Да, люди когда-то жили общинами, кланами, большими семьями. У каждого человека были браться и сестры и каждый усваивал два закона жизни “надо делиться” и “гуртом і батька легше бити”. Были основания для индуцированного коллективизма, примером которого, как раз и являлись наши мушкетеры.  Такой же индуцированный коллективизм быстро и плодотворно развивается в коллективах, в которых опасность для жизни – будни. Военные, альпинисты, спасатели.

Однако, остальное население представляет из себя, в своем большинстве единственных потомков своих родителей, воспитанных не социумом, а телевизором (сейчас дети и во дворе гуляют реже, чем раньше), никогда не смотревших смерти в лицо, никогда ни с кем ничего не деливших. Эгоист стал эталоном поведения. Жлоб – эталоном успешности.  Тем более, если речь идет не о сталеварах, а об офисных работниках.

Если вам кто-то с красивой папкой после всего этого будет впаривать “тим-билдинг”. Возьмите его “офер” и засуньте его ему в папку. Никакой тим-билдинг не сделает то, что должен делать менеджер по своим обязанностям – понимать личные цели каждого, согласовывать это с целями компании и помогать, затем, людям в реализации их собственных целей и, соответственно, целей компании.

До недавнего времени, кстати, исходя из вышеизложенного, не было понятно, на чем основано желание коллективных насекомых, работать не на себя и свое потомство, а на потомство единственной в коллективе матки. Это было серьезной загадкой,объяснение которой оказалось все также банальным. Надо было просто смотреть не на рабочую особь, которая стерильна, а на ее гены, которые суть программа по оптимальной передаче самих себя в следующее поколение.

Так вот, с точки зрения генетики, если особь сама не способна к размножению, она будет стремиться к тому, чтобы ее гены передались в следующее поколение. А, учитывая то, что все пчелы/муравьи/термиты – суть родные сестры и их геном в среднем на 50% совпадает, то ухаживание за родными сестрами/братьями, приводит как раз к повышению шансов на передачу собственной (или точно такой же) генетической информации в следующее поколение. Последний оплот коллективистов пал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.