Генеральная Линия

Часть первая. Чемпион по бегу.

Костя был чемпионом Киева по бегу. Один раз. Высокий, долговязый, умный еврейский мальчик. Он всегда хвастался, что может быстро бегать и даже по улицам ходил так, чтобы все его, в припрыжку, догоняли. Ему нравилось это. Он всегда говорил, что ему не нужны боевые искусства. Он всегда сможет сбежать. В ВУЗ он поступил потому, что так сказали родители. Через некоторое время ему надоело учиться и он воспользовался единственно лучшим для себя решением – он убежал. Он со своим однокурсником ограбил компьютерный класс, вытащив из Правцев-21 винчестеры на 20Мегабайт, стоимостью как “Жигули”. План был – продавать винчестеры и жить на воле. Расчет был в том, что “никто ничего не докажет”. Но доказывать и не надо было. Они вдвоем, вместо учебы, дневали в компьютерном классе, а потом, когда несколько компьютеров не включилось и у них хотели спросить, не поставили ли они какую-то защиту, их и не нашли. Они не пришли в этот день. То, что это была кража поняли сильно позже, когда догадались открыть корпуса. Очень быстро связались с родителями, надеясь, что парни просто взяли диски для переноса данных. Но родители в ответ попросили не вызывать милицию и расчехлили свои сбережения. Двое идиотов (с IQ у каждого точно за 150) сильно деньгами не разжились. Мрачные перекупы в кожаных куртках, прижав парней к стенке, просто спросили: “откуда дровишки” и предложили им сделку, от которой нельзя отказаться: Перекупы платят за “винты” столько, сколько считают нужными, а парни не попадают в ментовку. У частных лиц в те времена не было столько “Винчестеров” и легенды типа “это из домашнего компьютера” не канали.

Поэтому вольница у парней быстро закончилась. Они успели побегать по крышам авто на парковках в жилмассивах Москвы, погулять по туннелям метро и не быть пойманными и, в конце концов, вернуться домой.

Поняв, что компьютер это – набор запчастей, Костя стал бизнесменом и стал зарабатывать сильно больше, чем вся его семья. И когда семья выиграла грин карту, он отказался от нее. Он уже был женат, жена – хорошо беременна и США нарушали все его планы успешного бизнесмена типа “500 видеодвоек самовывозом со склада в Киеве”. Для решения проблемы с грин картой и своей семьей Костя снова принял единственное спасавшее его во все времена решение – он сбежал. Теперь в прыймы к своей жене. Заработок бизнесмена хоть и был солидным, но недостаточным, чтобы владеть жильем или арендовать его. Семья не сильно переживала и просто уехала без Кости. У его родителей уже сложилась картинка и они перестали верить в Костю и вкладывались больше в его младшую сестру, которую, костя не понимал за что надо любить. Бегать она толком не умела.

Семья жены, живущая в трешке на Нивках и имеющая своих двоих детей слегка прифигела от перспективы получить к себе и Костю и его орущего сына и Костя долго у них не задержался. Он снова сбежал. Он взял жену, ребенка, свою национальность и увез всех в Израиль.

В Израиле он никому нужен не оказался. Иврит он учить не хотел, в “программисты” его не взяли – он умел бы быть сисадмином, но у него все равно не было ни образования ни иврита. В целом он просиживал свою жизнь в компьютере, постоянно пререустанавливая систему и прересортируя папки на диске – чтоб было красиво. Жене деваться было некуда. У нее не было такой красивой национальности и свой шанс на имиграцию она решила использовать по полной. Иврит, собачья работа – все как у алии.

Через почти год “отпуска на курорте”, как говорил о своем состоянии Костя, жена начала его справедливо пилить и их семейная жизнь дала трещину. Что делает Костя? Правильно! Он знакомится с какой-то шиксой по аське и сбегает назад в Киев. Без гражданства. Без жилья. Даже без права на поликлинику. С тех пор след Кости теряется в какой-то съемной гостинке с крашеными синей краской стенами, где он опять начинал “новую жизнь”.

Костина семья смогла очень хорошо встать на ноги в США. Дочка закончила университет, родители работают поспециальности за хорошие деньги.

Костина жена тоже сделала карьеру – она очень хорошо училась в университете и другого от нее нельзя было ожидать, его сын окончил университет, она снова вышла замуж, жила с мужем без проблем и новые дети тоже были устроены.

Часть вторая. Привлечение внимания.

Жил да был еврейский парень Женя из Одессы, который рано понял, что внимание к себе привлечь можно не только пятерками в школе, но и другими, вполне законными способами. Сначала он привлекал внимание тем, что он – еврей, потом, когда родители увезли его в Израиль, это прокатывать перестало и он увлекся пирсингом и татуировками. Это придавал ему в его глазах больше суровости и героизма. И, к тому же, вполне легально привлекало к себе внимание. Теперь у него из зрителей остались только родители – у алии поначалу мало знакомых, чьим мнением ты дорожишь.

В Израиле он отслужил в Цахале и выучился на повара. Работать врачом, айтишником или юристом – не настолько “привлекательно”. Разумеется, чтобы продолжать оставаться “привлекательным”, он часто ездил в Украину. Это было недорого, весело и можно было тусоваться. Да, судьба уже расставила свои ловушки и он там познакомился с девушкой. Как раз для него – чтобы родители, отойдя от татуировок, снова присели от удивления. Мальчику же все еще важно привлекать внимание. Девочка была украинская, старше его, на голову выше и в два раза шире.

Для Жени это была очередная “татуировка”. Он оставался внутри себя благородным героем – он любил жену за ее богатый внутренний мир. При этом, он явно смог привлечь к себе внимание окружающих, и, тем более мамы с папой. Девочка была из деревни под Киевом, которая вот этими вот руками делала сыр, варила варенье, пекла пироги и хлеб и временами останавливала коней на скаку и заходила в горящие избы.

Они стали вместе жить и зарабатывать на жизнь изготовлением на продажу…. нет не сыра и не варенья. Хумуса. Хумус же привлекательнее (в Женином смысле слова). Разумеется, они поженились. Но ведь надо же было как-то сделать свадьбу “привлекательной”, ну, с точки зрения парня в татухах и пирсинге. Поэтому свадьба была “типа еврейская”, но это только для колорита и бутафории. Там даже не раввин был, а равинесса – чтобы точно остаться привлекательным и для родителей и для тещи с тестем.

Разумеется “еврейскость” была бутафорией для привлечения внимания. Ведь сразу после свадьбы надо было продолжить начатое и Женя отказался от израильского гражданства и вернул себе украинское. С точно таким же внутренним ощущением: “Я ж делаю благородный поступок и никто не обвинит меня в эпатаже”. И, чтобы маме с папой мало не показалось, он переключается на украинский язык, с которым у него были естественные проблемы – иврит и русский (одесского типа) были его родными языками. Окружающим он затирал про свою честность и принципиальность, что раз он в Украине (делает хумус, ага) то он должен быть украинцем. Но, мы-то знаем. Все было для того, чтобы мама с папой еще больше поели ухи.

К сожалению у Жени, с его новой БОЛЬШОЙ любовью, с детьми не выходило в течение пары лет и Женя принял снова важное решение. Нет, не ЭКО, нет, не лечение и диагностика. Надо а) усыновить, б) сразу двоих и в) (чтобы снова мало не показалось) с ментальными нарушениями. Бинго. Мама с папой точно будут пить таблетки.

Девочек они смогли выходить. Дети стали практически нормальным, перестали бояться мира, танцы, бассейн, развивающие игры. С детьми все хорошо, детям повезло.

А потом Женя развелся. Разумеется. Нет прогресса в эпатаже и наступил момент, когда мама с папой будут пить валидол от факта развода а не от факта продолжения брака. Но, для сохранения, после развода, “привлекательности” ему помогла судьба. Началась война. Его, уже бывшая, жена уехала, как беженка, в Ирландию, с детьми, а Женя записался добровольцем в ВСУ. Честно, благородно и родители – в шоке. То, что нужно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.